Бездна заглядывает в себя


Previous Entry Share Next Entry
Бездна внутри тебя. Шантарам и инстаграм.
bezdna_s_toboi
 Без_дна.

 У меня есть убеждение: я считаю, что жизнь каждого отдельного человека - это обрастание мясом скелета. А наши общие скелеты - составляют взаимосвязанную  картину жизни. И волей судьбы, я наверное, самый необрастающий этим мясом человек, из всех мне известных.
 Без лишней самоуверенной трагедии, смотря на то, что я сейчас имею - я явно понимаю, что ничего.
 Год назад, сидя в другой съемной квартире, и находясь в других отношениях с тем же человеком, с которым говорю и сейчас , - мы обсуждали, что ему дали заказ на оформление сезонных витрин для нашей сети. Помню, что тогда я была горда за то, что живу с тем, кому сделали этот заказ. Помню, что мания моего величия разрасталась от мысли, что я имею какое-то отношение к тому, на что будет смотреть весь город.
 Прошел год, и витрины теперь делаю я. Как ни странно, но за него у меня было больше гордости, чем за саму себя.
Это у меня бывает часто: смещение вектора внимания  на другого человека. И в работе мне легче восхищаться другими, потому что себе я это все уже давно доказала. Приятно было,конечно, когда Мск Дизель_мерч сказал, что мои работы с сессии "Будет громко!" стоит отправить на оф сайт в Италию. Приятно,конечно, когда меня положительно оценивают те, мнение кого является для меня авторитетным. Но честно говоря, я в 2011-2012 вкладывала столько энергии  в работу, что сейчас мне скучна даже мысль о том, что самореализация в этой отрасли сделает меня счастливее. Так бывает. Даже до того, как в печать вышла сезонная кампания, до того, как все она понравилась, я была глубоко уверена  в качестве своей работы. Поэтому реакция на нее других людей мне мало интересна.
 Итак, скелет и мясо. Мой скелет и мое мясо. Я множество раз меняла друзей, компании, места и мысли. Но каждый раз мне хотелось развивать себя в глубину, а не в стороны. И сейчас я в той точке, когда хотелось бы усложнять свою систему, а не создавать новую еще раз.
 Мне 28. Еще 28 с точки зрения моих родителей, уже 28 с точки зрения моих молодых коллег. Но что для меня эти 28? Мне просто 28. Если верить некоторым поговоркам, то ничего уже не изменится. Когда меня начинают эзотерически-навязчиво убеждать, что все получится через время, я, вспоминаю как мне нравился Винни - Дима, и как я его хотела, и как через 7 лет ему понравилась я , а он мне уже был не нужен. Я понимаю, что каждый человек в жизни другого человека меняет его одним своим прикосновением. И мне нужен был не Винни в этой жизни, а именно то, что в тот момент времени ему не нужна была я. Все происходит согласно твоим потребностям, мне нужно было стать сильнее тогда. И благодаря его невнимательности, я стала.
 Чего мне хочется? Мне хочется наростить мясо на скелет: укрепить свою личную жизнь, получать радость от нее, перейти на новый уровень понимания себя. Как жены. Как любимой женщины. Мой любовник утверждает, что ни за что не нужно цепляться, и что нет ничего вечного. Он говорит о том, что всегда нужно стараться подстраиваться под вечные перемены ветра. Мне эта мысль ясна, и многое в этом я считаю правильным, но одно мне не нравится: когда он говорит это, он имеет ввиду постоянный шквальный ветер, цунами перемен. Ни одной минуты гарантии, только вечные обломки, о которых не стоит помнить, и вечное новое,к которому нужно приспосабливаться. В таком ритме жить сложно, особенно мне, с моим желанием твердого и прочного скелета, каркаса. Удивительно, но ему буддизм гораздо ближе, чем мне.
 Мне же при желании приключений, и новых открытий очень хочется видеть их на фоне постоянного любимого мною человека. Я хочу, чтобы многое новое открывалось мне, но мне хочется делить это на двоих: на пару, на семью. Я много путешествовала одна, и в каком-то смысле, мои одиночные броски в Сочи являлись для меня медитацией. Более того, в какое-то время я была счастлива, что нахожу море, пальмы, силу природы в одиночестве. Я сидела на побережьях Черного, Средиземного, Мертвого и Адриатического морей одна, смотря на величие, и мне не было плохо, мне не было одиноко. Но каждый из нас растет. Радость  одиночества отелей, квартир, интернета, сотового телефона, - сменилась чувством неразделенного момента. Я столько видела красоты на площадях Венеции, столько силы в громадных пляжах Тель - Авива, столько покоя в поляне сочинского Дендрария, что мне своих собственных воспоминаний об этом с головой. Я хочу разделять радости и горести. Я хочу семью.
  За последнюю неделю я пережила 2 бессонные ночи: первую - когда поднялась температура, и я поняла, что в квартире нет ни единой таблетки, и мне некому позвонить с просьбой их привести. И вторая, когда у меня был приступ желудка, когда невозможно глотать и невозможно лежать, потому что все от живота до языка горит не самым приятным огнем. И вновь я пережила это совершенно самостоятельно, никого не потревожив. Да, я могу стерпеть все это сама, да я могу выжить, никому не причиняя этим неудобств. Нет - я такого не хотела.
  Точно также, как и все остальное, с чем мне пришлось столкнуться самостоятельно. Можно, но хочется заботы. Не смертельно, но хочется заботы. Пройдет все, и забуду, - но хочется заботы.

 Иногда мне кажется, что все валится из моих рук. Пересчитать потерянных по моей или не по моей вине подруг я даже не смогу.  Я всегда начинала с чистого листа, в одиночестве, не чувствуя поддержки. И даже если условия были изначально благоприятными, и я шла на перемены с удовольствием, то все равно по ходу очередной пьессы я теряла своих соратников. Лучше всего это можно наблюдать на примере моего переезда в эту квартиру. Зачем я это делала? Для того,чтобы жить тут с любимым человеком. Что в итоге я имею теперь? Никого - я одна хожу из кухни в спальню. Иногда мне хочется выть, смотря на эту кровать, которая стала местом физического ощущения моего одиночества. А должна была стать местом выработки тепла и разделенной радости. Да, я знаю, ни у кого не сахар. Но я чувствую, что эта старая рана превращается в хронический гной.
 Я всегда завидовала тем, кто куда-то вместе ехал, ходил, или что-то вместе делал. Мне казалось, что для меня это недоступно в каком-то смысле. Люди меня раздражали, когда я начинала проводить с ними вместе больше пары дней. Сейчас мне очевидна такая штука, как "притирка", тогда я не давала им шанса заинтересовать меня. Я считала, что если сразу не получается, но значит "не мое". Единственным человеком, с которым я могла быть неделями, по сегодняшний день являлась только Настя Смолякова. И я хорошо помню, какой она была. Но я не знаю похожих на нее людей. У нее всегда было свое мнение, но мне никогда не хотелось с ней спорить, или у нее учиться, я принимала и любила каждую ее мысль, не испытывая нужды в чем-то с ней соревноваться. Мы были на одном уровне, с разными интересами. И уважали друг друга.
 Сейчас у меня есть мечта. Я вижу ее в совершенстве, в целом множестве самолетов и авиабилетов, в которых я держу за руку того, кого люблю. Крепко сжимаю руку, отправляясь в путешествие. Вот чего нужно мне. Вот самый короткий и емкий ответ на вопрос: "Женя, чего хочет твоя душа?".
 Вряд ли я боюсь удара, если впущу кого-то в свою жизнь. Я так боялась сближения, что не замечала, что меня колотят посторонние, которые считают себя моими близкими. Мне не страшно говорить о том, кто я, потому что по-большому счету мне все равно какова будет реакция. Многие события были слишком очевидными, и я делала все, что я могла в тех условиях, в которых я могла.
 Зимой все умирает.Зимой заканчивается полный оборот. Зимой я чувствую разрушение гораздо отчетливее. И я испытываю страх от того, что прислоняюсь носом к двери, за которой новое, но я понятия не имею как ее открыть. Мысли в моей голове не приобретают формы, как и вся моя жизнь.
   Но я точно знаю, что все  пройдет. И через еще один оборот, сквозь еще одну зиму мы все снова и снова будем выходить из них новыми людьми. И так, скорее всего, пройдет вся жизнь.

 

?

Log in